Европейский вектор во внешней политике Грузии


В 90-е годы XX столетия, после распада СССР перед Грузией встало немало проблем, наиболее существенные из которых были связаны с поиском новых путей и разработкой эффективных механизмов социально-экономического и общественно-политического развития. В условиях, когда времени на раздумье было крайне мало, особую важность приобрёл процесс выработки ориентиров текущего и перспективного внешнеполитического курса, в том числе и на европейской арене. Выбор Грузией европейского направления, в основном, был обусловлен опытом и традициями дипломатии, которая ещё в раннем средневековье имела контакты с европейскими странами. Ведь в непосредственной близости от закавказского региона находилось сердце христианской цивилизации – Византия и Средиземноморье, с их развитыми политическими отношениями, экономикой, торговлей, культурой. Располагаясь на перекрестке путей между Европой и Азией, Южный Кавказ с древнейших времен был активным участником транзитной торговли между Западом и Востоком.

С другой стороны, Южный Кавказ очень часто становился ареной столкновения больших держав. Являя собой и без того сложный узел трудноразрешимых социально-экономических, национально-территориальных, конфессиональных и этнокультурных противоречий, данный регион почти всегда был зоной пересечения и противоборства геополитических интересов различных государств – как своих ближайших соседей, так и стран, находящихся вдалеке. Начиная со своего создания в 1993 г. Евросоюз является двигателем политического и экономического развития, а также существенным фактором в области международной безопасности как в Европе, так и за её пределами, что отвечает интересам современного международного сообщества. В результате вторая половина прошлого столетия была свидетелем двойных усилий по формированию европейского единства: как со стороны государств-учредителей, так и силами созданных ими политических институтов. К началу 2000-х гг. на европейском континенте сформировалась новая политическая реальность, которая качественно отличается от реальности раздробленной и зачастую враждовавшей Европы «доинтеграционного» периода.

Активизация европейского и особенно евроатлантического интеграционного вектора в политике Грузии была воспринята Россией как вызов её национальной безопасности, что обусловило раздражение её политической элиты. На этом фоне наблюдалось резкое ухудшение грузино-российских отношений. Тем не менее, до 2006 г. Россия была крупнейшим торговым партнером Грузии, но с приходом к власти Михаила Саакашвили грузино-российские связи резко осложнились, а экономические отношения существенно ухудшились. В марте 2006 г., после «шпионского скандала», связанного с задержанием в Грузии российских граждан, Россия ввела торговое эмбарго на импорт грузинской продукции. Наиболее чувствительным для экономики Грузии оказался запрет на ввоз вина и минеральной воды, составлявших существенную часть грузинского экспорта. До введения торгового эмбарго Грузия продавала в Россию несколько десятков млн. бутылок вина в год. После эмбарго доля натуральных виноградных вин в грузинском экспорте сократилась более чем в три раза, а минеральных вод – почти в два раза. После августовской войны 2008 года грузино-российские отношения окончательно зашли в тупик. Завершением этого процесса стал выход Грузии из состава СНГ 18 августа 2009 г. Несмотря на то, что Грузия осталась участницей примерно 75 соглашений, оформленных в формате СНГ, выход Грузии из его состава не позволяет ей присоединиться к договору о многосторонней зоне свободной торговли СНГ, который был подписан в октябре 2011 г. восемью странами-членами. Разумеется, данная статья не может претендовать на глубокий и всеобъемлющий анализ внешней политики Грузии и ставит перед собой целью осмысление существующих тенденций, выявление источников нестабильности и прогнозирование дальнейшего развития событий.

Нормализации отношений между Грузией и Россией никак не способствуют действия России, связанные с территориями, отторгнутыми от Грузии в 90-х годах ХХ в., а также целый ряд событий в XXI в., не способствующих восстановлению территориальной целостности Грузии. Один из таких эксцессов произошёл в последние дни мая 2013 г., когда российские войска на несколько сотен метров расширили зону своего контроля за счёт грузинской территории. Это привел к тому, что жители находящегося на этой границе грузинского села Дици потеряли пастбища и другие сельскохозяйственные участки земли, что вызвало в обществе крайне негативную реакцию. Министр по вопросам реинтеграции Грузии Паата Закареишвили в интервью информационному агентству «Пирвели» объяснил, что не имеет место самовольный перенос оккупационной линии, а действия России обусловлены договорённостями, достигнутыми по окончании войны в августе 2008 г. «К сожалению, это является продолжением той политики, право на которую мы дали русским в августе 2008 г.» - заявил П. Закареишвили.1 Однако, независимо от степени легитимности действий России понятно, что такого рода эксцессы крайне отрицательно влияют на общественное мнение в отношении России и никак не могут способствовать нормализации отношений. Тем более, что именно в эти дни, конкретно 30 мая 2013г., в Цхинвали состоялась встреча Полномочного представителя Президента Республики Южная Осетия по вопросам постконфликтного урегулирования М. К. Джиоева с представителями МИД Российской Федерации, членами российской делегации на Женевских международных дискуссиях по безопасности в Закавказье – заместителем Четвертого департамента стран СНГ А. А. Двиняниным и советником Министра М. М. Кулахметовым, который кстати, до августа 2008г. был командующим контингентом миротворческих сил в Южной Осетии. Как передаёт информационное агентство «РЕС»: «В ходе состоявшейся беседы обсуждались вопросы подготовки к намеченному на 26 июня 2013 года очередному раунду Женевских дискуссий, ситуация на государственной границе Республики Южная Осетия и Грузии, а также некоторые аспекты региональной безопасности и стабильности. Российские дипломаты выразили поддержку всесторонним усилиям югоосетинских партнеров по укреплению независимости и безопасности своей Республики, включая деятельность по обустройству границы с Грузией в соответствии с принципами и нормами международного права».

На этом фоне контрастным выглядит позиция Европы. Для примера, как раз в это время, в конце июня, Евросоюз принял решение перечислить в госбюджет Грузии 4 млн евро. Эта сумма будет первым траншем в рамках программы соседской политики ЕС для сельского хозяйства и развития села (ENPARD). Программа началась в Грузии в 2013 году. Всего в её рамках предусматривается выделить 40 млн. евро на повышение производства сельскохозяйственной продукции и преодоление бедности в регионах. Эта программа рассчитана на пятилетний срок и дополнит уже финансируемые ЕС мероприятия в сфере безопасности пищевых продуктов, а также в области регионального развития и профессионального образования. И это не единственный пример. Так в феврале 2013 г. была обнародована информация, что Евросоюз дополнительно выделит Грузии 20 миллионов евро. Деньги выделяются в рамках программы содействия демократическому развитию Грузии. А всего за период с 2010 по 2013 годы ЕС выделил 1,9 млрд евро участникам программы "Восточное партнерство", в том числе и Грузии, в поддержку проводимых социально-экономических реформ.

Грузия гостеприимная страна, и грузины понимают, что отдельные граждане России не могут отвечать за политику их государства. Это может подтвердить любой турист, приехавший в Грузию в последние годы. Но на межгосударственном уровне всё не так просто. Естественно, воспринимая политику России как фактор, препятствующий восстановлению территориальной целостности, Грузия ищет другие ориентиры и строит свой внешнеполитический вектор с ориентацией на евроатлантическую интеграцию. Это нашло своё отражение в Резолюции Парламента Грузии от 7 марта 2013 г. «Об основных направлениях внешней политики Грузии». В первых же пунктах резолюции чётко формулируется, что внешнеполитический курс Грузии определяется национальными интересами и необходимостью повышения уровня благосостояния граждан, а в задачи внешней политики Грузии входят защита независимости и суверенитета, деоккупация территорий и восстановление территориальной целостности. Интересно отметить, что этот документ является примером редкого для сегодняшнего парламента единогласия и был утверждён на основе интерфракционного соглашения, достигнутого после консультаций с парламентской оппозицией, которую сегодня составляют сторонники «Национального движения». Удовлетворение достигнутым консенсусом выразили как министр иностранных дел Грузии Майя Панджикидзе, так и вице-спикер парламента, член оппозиционной фракции «Единое национальное движение» Георгий Барамидзе3. Не вдаваясь в детали резолюции, отметим, что основной лейтмотив этого документа в том, что главным приоритетом внешней политики страны является интеграция в европейские и евроатлантические структуры. В рамках «Европейской соседской политики» и «Восточного партнерства» Грузия будет развиваться по четырем основным направлениям: демократия и права человека, экономическая интеграция и приближение к законодательству Евросоюза, охрана окружающей среды и энергобезопасность. Для достижения этих целей Грузия предпримет шаги в направлении строительства и усиления демократических институтов, установления верховенства прав человека и строительства правовой системы, основанной на верховенстве суда. Правительство Грузии прежде всего, рассматривает всё это как обязательства перед собственным обществом и примет необходимые меры по выполнению всех условий, которые дадут Грузии возможность успешно завершить переговоры с Евросоюзом по ассоциированию, либерализации виз, глубокой и всеобъемлющей свободной торговле. Кстати говоря, переговоры по «Соглашению о свободной торговле между Грузией и Евросоюзом» уже завершились. Об этом заявил министр экономики и устойчивого развития Грузии Георгий Квирикашвили 22 июля 2013 г. в интервью агентству «GHN». Министр подчеркнул, что сегодня Евросоюз является крупнейшим торговым партнёром Грузии, торговый годовой оборот с которым достигает 2.8 млрд. долларов: импорт – 2.4 млрд, экспорт 400 млн. Кроме того, соглашение существенно расширяет возможность прямых иностранный инвестиций в экономику Грузии. Сегодня импорт значительно превышает экспорт, однако, опираясь на исследование проведённое Евросоюзом, министр высказал мнение, что экспорт из Грузии в страны Евросоюза вырастет на 12%, импорт в Грузию вырастет на 7.5%, а валовой внутренний продукт вырастет на 4.3%. Правда соглашение пока не подписано и находится на стадии правовой экспертизы, но достигнутая договорённость важна не только сама по себе, но и потому, что переговоры о свободной торговле являются частью переговоров с Евросоюзом по ассоциированию, что в свою очередь приобретает особое значение в преддверии запланированного на 28-29 ноября 2013г. Вильнюсского саммита «Восточного партнёрства». Таким образом, в экономическом плане это соглашение предусматривает либерализацию тарифов и способствует проникновению грузинской продукции в 28 стран, где в сумме проживает более 500 млн. потребителей.

Общая хронология событий такова – в мае 2009 г. Грузия стала участником новой программы ЕС – «Восточное партнерство». В июле 2010 г. начались переговоры между ЕС и Грузией по заключению двустороннего Соглашения об ассоциации, которое включает в себя Соглашение о глубокой и всеобъемлющей зоне свободной торговле с ЕС. Ожидается, что на уже упомянутом Вильнюсском саммите может произойти парафирование Соглашения об ассоциации. Однако вопрос членства Грузии в Европейском союзе пока не стоит на повестке дня.

В области евроатлантической интеграции резолюция говорит, что Грузия будет осуществлять последовательную политику по исполнению решений, принятых НАТО на Бухарестcком и последующих саммитах. Она полностью разделяет обязательства в борьбе с теми вызовами, перед которыми сегодня стоит мир. Участие Грузии в международных миротворческих, полицейских и гражданских операциях рассматриваются как один из важных компонентов защиты национальных интересов. Целью это сотрудничество в сфере обороны и безопасности является усиление военного потенциала Грузии и подготовка к вступлению в НАТО, а также осуществление программ по обучению вооруженных сил и снаряжению грузинской армии. При этом резолюция особо подчёркивает, что этот курс служит в первую очередь устойчивому демократическому развитию и безопасности страны и не направлен против какого-либо государства, а напротив направлен на урегулирование отношений на Кавказе. С этой целью будет вестись диалог с Россией как с использованием международных механизмов в Женеве, так и в двухстороннем формате с целью урегулирования конфликтов, установления добрососедских отношений и их развитие. Внешнеполитический курс Грузии будет направлен на сближение позиций США, ЕС и России на Южном Кавказе в соответствии с государственными интересами страны и принципами Хельсинского соглашения. Одновременно будут предприняты шаги на развитие взаимовыгодных отношений с народами Северного Кавказа на основе добрососедства, исторического опыта, традиций культурного и гуманитарного сотрудничества.

Однако более подробный анализ текста резолюции даёт основание полагать, что внешняя политика Грузии не ограничивается только этими вопросами. Указывается на важность углубления двусторонних политических и экономических отношений с Азербайджаном, Турцией, Арменией, для которых Грузия могла бы стать пространством реализации политических или экономических отношений, а также и бизнес-возможностей. А если учесть геополитическое положение, благоприятное для масштабных транснациональных проектов, одним из приоритетных направлений внешней политики Грузии декларируется курс на расширение экономических связей со странами Каспийского и Черноморского регионов, Центральной Азии и Ближнего Востока, Юго-Восточной Азии, Прибалтики и Скандинавии. Из всего этого видно, что Грузия претендует на то, чтобы быть не только страной, которая нуждается в постоянной помощи, а стремится к партнёрству с другими странами Евросоюза, которое может быть для них выгодным. Разумеется, в случае развития процесса интеграции по своему экономическому потенциалу Грузия не сможет соперничать с другими развитыми странами Европы, но определённые успехи налицо. По данным Министерства финансов Грузии, экспорт продуктов и услуг вырос с 17.9% в 2006 г. до 21.5% в 2013. Одновременно, в те же годы, импорт продкутов и услуг снизился с 33.9% до 14.3%.

В соответствии с результатами исследования, проведённого Грузинским Национальным Агентством Инвестиций в 2011 г., прямые иностранные инвестиции в экономику Грузии в долевом выражении по секторам составили: энергетика – 18%, горнодобывающая промышленность – 4%, недвижимость – 8%, строительство – 4%, транспорт и связь – 11%, производство – 11%, консультационная сфера – 12%, финансовый сектор – 15%, остальные сектора – 17%. За тот же год в Грузию поступили инвестиции из следующих стран (в процентном отношении): Соединённое Королевство – $ 833млн. (12%), США – $ 657 млн. (9%), ОАЭ – 656 млн. (9%), Турция – 634 млн. (9%), Нидерланды – $ 560 млн. (8%), Виргинские острова (Британия) – $ 491 млн. (7%), Азербайджан – $ 367 млн. (5%), Чешская Республика – $ 349 млн. (5%), Кипр – $ 323 млн. (4%), Россия – $ 290 млн. (4%), другие страны – $ 290 млн. (28%). Если говорить только о Европе, то из Грузии в Евросоюз в основном экспортируется сельскохозяйственная продукция. Это орех-фундук, традиционные для Грузии спиртные напитки, фрукты и овощи, а также соки и неалкогольные напитки. Вывозится также и промышленная продукция: минеральные удобрения, чёрные и цветные металы, оксидант марганца.

В перспективе, находясь на перекрёстке транспортных путей между Европой, Центральной Азией, Ближним и Дальним Востоком и Африкой, Грузия может стать кратчайшим путём транспортировки грузов. На сегодняшний день в Грузии действует 3 международных аэродрома - в Тбилиси, Кутаиси, Батуми и 3 порта - в Поти, Батуми и Кулеви. Кстати, реализация Грузией своего транзитного потенциала во многом стала возможна благодаря поддержке ЕС, Турции и США в строительстве трубопроводов, проходящих по грузинской территории (имеются в виду нефтепровод Баку – Тбилиси – Джейхан и газопровод Баку – Тбилиси – Эрзурум). Однако, при всём своём стремлении интегрироваться в международное сообщество, в резолюции «О направлениях внешней политики Грузии» особо подчёркивается, что Грузия «...не может иметь дипломатических отношений или быть в военно-политическом или таможенном союзе с теми государствами, которые признают независимость Абхазии и Цхинвальского региона/Южной Осетии. Грузия будет проводить последовательную внешнюю политику для обеспечения непоколебимости международного уважения своей территориальной целостности и суверенитета».

Надо сказать, что не все так уж оптимистичны в вопросе интеграции с Евросоюзом. Не ставя под сомнение общий евроатлантический курс, некоторые эксперты считают, что в вопросе интеграции необходимо предварительно многое предусмотреть и продумать. Например, каковы самые крупные социальные вызовы, которые ждут Европу в следующие два десятилетия? Как впишется Грузия в систему Европейской валютной интеграции? Должна ли она будет принять общеевропейскую валюту или сохранит национальную валюту по примеру Великобритании. Отметим, что на данный момент евро имеет хождение в 17 странах Европы, а с 1 января 2014 года на евро также перейдет и Латвия. Разумеется сегодня рано задавать все эти вопросы, но думать о них надо заранее. Высказывается мнение, что в отраслевом измерении эффекты от создания зоны свободной торговли с ЕС будут носить двоякий характер. Выиграют такие отрасли, как химическая промышленность, производство резины и пластмасс, машиностроение и приборостроение, а также металлургия. Отрицательные последствия испытают животноводство и мясное производство, пищевая промышленность, производство электроники. И хотя в целом, видимо, надо ожидать увеличение потока в Грузию инвестиций, но скорых позитивных экономических эффектов от углубления торговой интеграции с ЕС ждать не стоит, т.к. процессу развития во многом будет препятствовать слабость грузинской экономики. Правда, Грузия является бенефициарием общей системы преференций Евросоюза, сняты таможенные пошлины на некоторые виды грузинской экспортной продукции для стран Евросоюза. С 2005 г. в отношении Грузии действует дополнительная поощрительная система «Специальная система поощрения устойчивого развития и эффективного управления», которая даёт возможность ввозить в Евросоюз грузинскую продукцию по сниженным таможенным сборам, а в ряде случаев вообще без пошлин. Однако пока эти меры не привели к сколь-нибудь существенному увеличению доли стран Евросоюза в экспорте из Грузии.

Кроме того, высказываются опасения, что в случае интеграции более сильные и влиятельные страны Евросоюза получат возможность ограничить более слабые страны в свободе осуществления внутренней экономической политики, заставив поднять налоги, ограничив государственную поддержку частного бизнеса или каким-либо другим путём. Таким образом, страны-доноры смогут создать новый рынок сбыта для своей продукции. Взамен страны-реципиенты получат дополнительное финансирование, снятие таможенных барьеров, свободное перемещение своих трудовых ресурсов в рамках Евросоюза и другие блага. Так или иначе, абсолютно ясно, что быстрой интеграции Грузии в европейское сообщество не произойдет. Евросоюз слишком занят собственными проблемами, связанными с финансовым кризисом в некоторых странах-членах, например в Греции и на Кипре. С другой стороны, продолжающийся политический и экономический кризис вынуждает эти, затронутые кризисом страны ориентироваться в первую очередь на решение исключительно своих внутренних проблем. Маловероятно, что эти проблемы приведут к развалу Евросоюза, как считают пессимисты, но время для их решения требуется, и немало, особенно если учесть, что некоторые из этих проблем носят системный характер. Упомянутые проблемы и кризис в некоторых странах привели к тому, что сегодня в Евросоюзе обсуждают идею двухскоростной интеграции. В соответствии с этой концепцией допускается быстрая интеграция для наиболее экономически сильных стран, вроде Великобритании, Франции и Германии, и более медленная для экономически относительно слабых стран. Трудно сказать, по каким критериям будет определяться и в какую группу войдёт та или иная страна, однако ясно, что в случае воплощения в жизнь этой концепции Грузия окажется в группе медленной интеграции.

Не секрет, что евроатлантический политический курс вызывает недовольство российских политиков, которые хотели бы видеть Грузию тесно связанной с российской политикой и экономикой. Однако развитие событий, особенно за время правления Михаила Саакашвили, привело к ситуации, которую иначе как «холодной войной» не назовёшь и которая в августе 2008 г. даже переросла в «горячую». После прихода к власти в Грузии в ноябре 2012 г. коалиции «Грузинская мечта» во главе с миллиардером Бидзиной Иванишвили отношения между Тбилиси и Москвой стали постепенно улучшаться. В частности, грузинская продукция снова стала вывозиться в Россию, стороны ведут переговоры о регулярном транспортном сообщении и смягчении визового режима для грузинских граждан. Стремясь к улучшению отношений, Грузия решила принять участие в проведении Олимпийских игр в Сочи и даже предложила России помощь в обеспечении их безопасности. Хотя некоторые эксперты в Грузии по этому вопросу имеют особое мнение. Так например, в интервью агентству «Грузия Online» бывший зам.министра иностранных дел в правительстве М.Саакашвили, а сегодня соучредитель неправительственной организации GRASS (Грузинская Ассоциация Реформ) Серги Капанадзе высказал мнение, что необходимо принять во внимание следующие значимые для Грузии вопросы: надо ли принимать участие в Олимпийских играх, которые проводятся в непосредственной близости от тех мест, где была совершена этночистка и геноцид. Кроме того, он задаётся вопросом: «...будут ли участвовать делегации из наших оккупированных территорий не в Олимпиаде, а в других разных мероприятиях? Если да, то в каком статусе? Как делегации независимых стран, которые признала Россия? Исходя именно из этих положений, мы должны решить, принимать нам участие или нет, чтобы потом не оказаться перед фактом, когда Грузия и ее отколовшиеся территории, с одинаковым статусом независимых государств, принимали участие в разного рода олимпийских мероприятиях. Хочу еще раз подчеркнуть: мы должны хорошо обдумать, во что обойдется нам наше участие: если ценой прямого или косвенного признания, или пересечения красных линий относительно нашей территориальной целостности, тогда – нет».

Со своей стороны, Россия пытается привлечь Грузию к участию в проекте Евразийской интеграции. Однако, если Россия заинтересована в этом проекте, то необходимо принимать во внимание, что сегодня, когда нет единой идеологии, цементировавшей СССР, проект Евразийской интеграции возможен только на основе взаимовыгодного экономического сотрудничества, что на данный момент спряжено с серьёзными трудностями. Несмотря на отказ Грузии участвовать в этом процессе, возобновление торгово-экономических отношений с Россией объявлено важным направлением деятельности нового грузинского правительства. Уже упоминавшаяся глава МИД Грузии Майя Панджикидзе неоднократно заявляла, о важности возобновления экономических отношений с Россией. И не удивительно.

Активизация российско-грузинских экономических связей необходима Грузии, которая остро нуждается в расширении рынка сбыта своей продукции. Хотя российские банки и фирмы и сейчас представлены в экономике Грузии. В действительности, евразийский проект потенциально представляет для Грузии экономический интерес. В случае участия Грузии в данном проекте будут созданы условия для свободного доступа грузинской продукции на традиционный, прежде всего, российский рынок, активизируется инвестиционное взаимодействие двух стран, будет введен безвизовый режим. К этому надо добавить, что народы России и Грузии объединяет общая история и культура, православные христианские ценности, родственные связи, многочисленная грузинская диаспора в РФ. При этом в Грузии есть мнение, что участие Грузии в евразийском проекте способствует решению проблемы территориальной целостности страны. По правде говоря, это утверждение у многих вызывает сомнения, особенно если учесть, что несмотря на политику Бидзины Иванишвили и переговоры по налаживании экономических связей, о которых подробнее будет сказано ниже, Россия продолжает обустройство границы оккупированной территории, находящейся под контролем Российской Федерации. Поэтому, проблема территориальной целостности страны, особенно признание Россией независимости Абхазии и Южной Осетии, является серьёзным тормозом интеграции Грузии в евразийский проект. Это отражено в уже упоминавшейся парламентской резолюции «О основных направлениях внешней политики Грузии».

Тем не менее, некоторые подвижки в нормализации отношений наметились. Так, в конце мая 2013 года первая партия грузинской минеральной воды «Боржоми» поступила в продажу в российские магазины, а первая партия вина была отправлена 14 июня, первая партия коньяка – 11 июня. Напомним, что ввоз на российский рынок грузинских вин, минеральной воды и сельхозпродукции был запрещен ещё весной 2006 года в связи с обострением грузино-российских отношений. Официальной причиной запрета было названо низкое качество грузинской продукции. Договорённость о возвращении грузинской продукции на российский рынок была достигнута, когда в июне 2013 г. грузинская делегация в рамках визита в Москву подписала с руководством Россельхознадзора договор, согласно которому эмбарго на поставки грузинской продукции сельского хозяйства в Россию было снято. Руководитель департамента по связям с общественностью Национального агентства продовольствия Минсельхоза Грузии Гига Курдованидзе заявлял РИА Новости, что поставки должны начаться летом 2013 года, и первыми на экспорт пойдут цитрусовые, мед, орехи, фрукты и овощи. Его слова подтвердил пресс-секретарь Россельхознадзора Алексей Алексеенко: «Работа по окончательному согласованию условий поставки должна быть завершена в течение двух-трех недель. Тогда же начнутся поставки грузинской сельхозпродукции. Это обычный спектр растительной продукции - специи, овощи, фрукты; а также мед». При этом он добавил, что поставки будут иметь двусторонний характер. Россия будет поставлять в Грузию продукцию животного происхождения - мясо и молочную продукцию. А 27 июня в тбилисском комплексе «Мир вина» Грузино-российским центром экономического сотрудничества была проведена конференция «Грузинское вино на российском рынке». По итогам конференции заместитель председателя комиссии от бизнес-сообщества по контролю качества и безопасности алкогольной продукции при Роспотребнадзоре, президент «Ассоциации участников рынка алкоголя», доктор биологических наук, академик Валерий Катуков заявил: «Российская сторона рассматривает возврат алкогольной продукции Грузии как начальный этап полномасштабного, широкого возврата продукции из Грузии на российский рынок. Это очень важно. На сегодняшний день желание российской стороны – видеть качественный и безопасный продукт производства Республики Грузия, не только традиционный алкогольный, но и сельскохозяйственный».1 Разумеется всё перечисленное – только первый шаг на долгом пути нормализации отношений.

Даже поверхностный анализ показывает, что сегодня Грузия стремится к развитию отношений со всеми заинтересованными странами, что возможно на основе сбалансированной политики в отношении друг друга, учитывающей объективные потребности и неотъемлемые ценности всех стран-партнёров. Однако такое стремление должно быть двустронним. Пытаясь улучшить отношения с Россией, премьер-министр Бидзина Иванишвили, видимо, ожидает каких-то ответных шагов. Разумеется в Грузии никто не ожидает радикального разворот российской политики. Однако дальнейшее налаживание отношений – насущная необходимость. И дело тут не только в экономической выгоде. На самом деле грузинские проблемы – только часть проблем России на Южном Кавказе.

Сегодня Абхазский и Юго-Осетинский конфликты заморожены, но не решены. Если говорить о других республиках, то даже Армения стремится к ассоциированному членству с Евросоюзом. Хотя не очень понятно, как она совместит интеграцию с ЕС и одновременно Евразийскую интеграцию. Да и её территориальный конфликт с Азербайджаном окончательно не урегулирован. Как сообщает азербайджанское информационное агентство «Trend» от 8 августа 2013 г.: «В последнее время на линии соприкосновения азербайджанских и армянских войск наблюдается серьёзная напряженность. Идет интенсивная перестрелка. Армянские вооруженные формирования нарушают режим прекращения огня на линии соприкосновения войск. Азербайджанские военнослужащие дают врагу достойный отпор. Но сегодня ситуация такова, что ежедневно идет перестрелка, и с обеих сторон имеются потери и раненые... Подобные события носят систематический характер и не связаны конкретно с какими-то знаменательными датами. Перестрелка ведётся на линии соприкосновения войск круглогодично, порой приобретая интенсивный характер».

Звучит, как сводка с линии фронта, хотя разумеется, это не полномасштабный конфликт, имевший место в 90-е годы. Однако неизвестно, как в дальнейшем будут развиваться события. Сегодня абсолютно ясно, что силовое решение не поможет решить все проблемы. Необходимо искать пути установления прочного мира в регионе, исходя из сегодняшних реалий. Думается, в этом плане процесс налаживания отношений с Грузией мог бы способствовать выработке новых политических принципов и подходов, которые не только принесут экономическую выгоду, но и послужат укреплению сотрудничества и безопасности на Южном Кавказе в целом.

Тамаз Папуашвили (Республика Грузия, Тбилиси) кандидат философских наук доцент кафедры политики и государственного строительства (ВУЗ)

Избранные посты
Недавние посты
Архив
Поиск по тегам
Мы в соцсетях
  • Facebook Basic Square
  • Twitter Basic Square
  • Google+ Basic Square